ДЕНИС ЗИКЕЕВ xyoga.info
Москва 22-23 марта 2014

ВРЕМЯ И МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ:

22 марта (суббота) 14.00 - 18.00
23 марта (воскресенье) 14.00 - 18.00

информация о месте проведения будет выслана после регистрации.

СТОИМОСТЬ: 100 евро

РЕГИСТРАЦИЯ: daoprovod@gmail.com

ИНТЕРВЬЮ ПРОЕКТУ Йога Хаоса (вторая часть)

Поскольку возможность продолжить диалог существует - воспользуемся.. :) Как можно описать целостное восприятие?

Целостность – это отсутствие раздробленности. Речь идет не столько о восприятии, сколько о целостности жизни вообще. Это целостность проявляется, в том числе, на уровне восприятия, сознания, тела, энергии и т.д. Такая целостность первична, она дана изначально. Однако существуют вещи, которые эту целостность разрушают, блокируя ее проявления в жизни. Строго говоря, эту фундаментальную целостность разрушить невозможно, поэтому "разрушение" в данном случае – это временное и поверхностное сдерживание естественного движения жизни в теле за счет хронического концентрированного удержания опорных структур сознания.

Принцип нашего самоощущения основан на противопоставлении и различении, то есть, сами для себя мы существуем как некое отклонение от целостности. Этот принцип крепко держит нас в привычной форме самих себя. Он форматирует наше мышление и восприятие, направляет наши действия, в общем, можно сказать, что мы во всех своих сознательных проявлениях являемся проводниками раздробленности и конфликта. Поэтому любой сдвиг в сторону целостности равносилен для нас психологической смерти. А это значит, что нечто, находящееся за словом "целостность" не может быть объектом сознания, не может быть описано, понято и оценено.

Сознание является нашим привычным способом бытия. Более того, мы относимся к этому способу как единственно возможному. Мы пытаемся его всячески улучшить, усовершенствовать, утончить, защитить его основу. Мы пытаемся из сознания сделать сверхсознание, и для этого практикуем всевозможные методы, техники, следуем школам, системам и учениям. Мы изучаем собственное сознание, но только в поверхностных функциональных областях. При этом вопрос о том, каким образом сознание соединяется для нас со словом "быть", мы обходим стороной. Вообще, уровень, на котором формируется наше "быть", мы обычно превращаем в некое табу. Этот уровень либо объявляют божественным, либо вообще игнорируют. И то и другое ведет к сохранению его в неизменном виде. И это естественная реакция, так как познание своего способа быть происходит за гранью психологической непрерывности, которую мы привыкли отождествлять с непрерывностью жизни вообще.

Возвращаясь к вашему вопросу, могу сказать, что "целостность восприятия" – это да, звучит красиво, но на деле мало кому интересно. В основном люди интересуются как раз усложнением "кусочности" восприятия. Поэтому все психотехники основаны на различных формах концентрации и усилия, даже если они декларируют обратное. Но красота и сила целостности состоит в том, что она не от техник и не от усилий. Она не рождается в озабоченности, в концентрации, в сопротивлении. Ее невозможно обрести в результате борьбы или жертвы. Она не от нашего "я" и, значит, не от всего того, что "я" может практиковать.

Озвучивалось и не раз: новое восприятие, другой способ, другие возможности - все это возможно только тогда, когда мы отбрасываем все старое. Импульсом к этому является жажда познания. Это так, но вот если по честному (люди всего лишь люди) - все равно исходной точкой в той или иной мере является желание изменить себя в лучшего или другого себя. Это я к тому, что изначально как бы присутствует искажение: опора на модель, желание. По мере работы что-то отпадает, но появляются другие маячки, и по сути та же схема запускается снова. То есть, ложный старт предполагает ложное движение в целом?

Проблема в том, что вы хотите обрести "новый способ" как некий бонус, заплатив за него чем-то другим. Вы хотите волшебную палочку, которая решит ваши проблемы. Вам нужен инструмент, который позволит иметь ощущение полноты жизни, оставаясь при этом собой: застывшей раздробленной формой, противопоставленной всему живому. Любой шаг отсюда приводит лишь к усугублению этого состояния. Неужели это не очевидно?

Вот вы говорите, что начало начал – это отбрасывание всего старого. Это не совсем так. Старое невозможно "отбросить". Любые попытки это сделать требуют чего-то взамен. Мы готовы отбросить старую идеологию в замен новой, готовы признать ошибочность старых путей, уверившись в правильности нового направления. Но это совсем не то… Здесь нужна другая глубина. Иное приходит лишь в том случае, когда все старое имеет шанс завершиться добровольно, само по себе, без борьбы и усилий. Это значит, что усилия по продлеванию старого прекратились: никто ни с чем не борется, но и не тянет за уши что-либо из прошлого. Нужно создать в себе такие условия, при которых все, абсолютно все, из чего вы психологически состоите, имеет полное право в любой момент перестать существовать. И при этом вы никак не вмешиваетесь в этот процесс. Вот это и можно считать первым шагом. Поэтому, вместо того, чтобы что-то отбрасывать, лучше проведите пару минут своей жизни в гармонии и покое. В них вы познаете намного больше, чем в этой бесконечной беготне за собственным хвостом.

Вопрос о воле. В контексте того, чем ты занимаешься: без концентрации, без усилия, без опоры на известное - что для тебя воля? В процессе самой работы волевой компонент все же присутствует. Хотя бы для того, чтобы продолжать само исследование, скажем так, не выпадать. Ригидность нашего мышления очевидна…

Воля – это инструмент, при помощи которого мы противопоставляем себя жизни. А потом, зайдя в этом противостоянии слишком далеко, мы при помощи той же самой воли пытаемся сдвинуться в обратном направлении и "не выпадать". Но для того, чтобы "не выпадать" воля как раз не нужна. Она нужна для удержания постоянства себя, для продолжения себя в форме мышления, сознания, личности и всего того, что имеет постоянную форму. Мы мертвой хваткой держимся за себя посредством воли, не давая движению жизни разрушить нашу непрерывность. Суметь отпустить волевую фиксацию на уровне постоянства своего "я" – это и есть первый шаг к иному. Но мы никогда не отпускаем этот стержень. Вместо этого лишь напрягаемся или, наоборот, раскисаем, что по сути одно и то же. А ведь даже малейшее ослабление внутренней волевой фиксации приводит к колоссальному всплеску энергии, которая ранее затрачивалась на продолжение себя в неизменной форме. Прекращение волевого давления не имеет ничего общего с вялостью или апатией. Они то как раз и являются симптомами жесточайшей внутренней фиксации, которая блокирует всю свободную энергию, не оставляя ресурсов даже на поддержание элементарной бодрости и тонуса.

Все сейчас только и говорят о теле, осознанной работе с телом, развитии осознания в работе с телом… Целая wellness культура по осознанной работе с телом появилась. Озвучь, пожалуйста - тело как живой организм: насколько мы можем осознать, прочувствовать, что есть тело? При всем нашем ограниченном способе восприятия.

На базе любой разумной идеи рано или поздно развивается какая-то культура. Она полностью извращает первоначальную идею, превращая ее в свою противоположность. Такая культура противопоставляет себя всем остальным культурам, а те, в свою очередь, проявляют ответное неприятие. Так ведут себя нации, религии, философские школы, секты и учения разного толка, ну и т.п. Я особо не слежу за вечным движением этого взаимного неприятия, поэтому в подобных вопросах совершенно не информирован, и не могу ничего сказать "на злобу дня".

А вот по поводу тела могу сказать следующее. Наш образ жизни и способ действия разрушителен для тела. Любая форма конфликта блокирует естественное движение жизни в теле. Насилие и конфликт – это наш мир, наше "я", поэтому мы и имеем тело с хронически нарушенной энергетикой, затертое, задушенное, вынужденное постоянно приспосабливаться к нашим прихотям. Здоровый образ жизни и физические нагрузки необходимы как небольшая компенсация всего того, что мы делаем со своим организмом. Хорошо, когда занятия йогой или просто ОФП не нагружены идеологией и эзотерикой. Глубокая, но мягкая тренировка, включающая сбалансированное мышечное напряжение и расслабление – это как желанный глоток для нашего тела. Обидно, когда люди не ценят это и пытаются в занятиях йогой выдавить из тела определенные ощущения и состояния, или в занятиях спортом направлены на формирование эффектной внешности. Такие подходы сводят к минимуму гармонизирующий эффект занятий. Но даже если это просто тренировки, мягкие и глубокие, без рекордов и достижений, это не решает проблему в корне. И никогда не решит до тех пор, пока конфликт остается средой нашего обитания.

Тело обладает колоссальной энергией. Как известно, трава может пробиться сквозь асфальт, и происходит это не благодаря воле и усилиям, а как результат действия энергии жизни, сила которой позволяет хрупкому и уязвимому стеблю пробиться сквозь жесткую корку асфальта. Эта энергия пребывает в непрерывном движении, и потому она разрушительна для всего старого и костного. Держась за психологическое постоянство самих себя, мы вынуждены защищаться и блокировать свободное движение этой энергии в теле. Высвобождение этой энергии – в прекращении борьбы и фиксации. Здесь не нужны никакие хитрости, трюки и техники. Просто нужно разрешить всему живому разрушить в себе все мертвое, даже если в центре мертвого находится ваше "я". А дальше сама эта энергия все сделает правильно.

Предположим, происходит некая наработка чувствительности, и на каком-то этапе просто не хватает энергии. Это происходит довольно часто, и мы едем на ритрит, и там сержант)) указывает четко на наши недостатки. Помощь именно такого рода необходима - хотя бы для того, чтобы увидеть те подпорки, которые ты успел себе подставить. До каких пор необходима внешняя корректировка, наступает ли вообще момент, когда клиента можно отпустить в свободное плавание – он справится сам?

Внешняя корректировка – это игла, на которой мы сидим с детства. Мы сами – продукты внешней корректировки. И теперь вы хотите получить "правильную" корректировку и спрашиваете, когда наступит свободное плавание. Свободное плавание наступило с рождением, и его невозможно отменить никакими корректировками. Смысл наших встреч, этих "ритритов", ни в коем случае не в корректировках и не в "сержантах". Свобода не рождается в муштре и тренировках. Там, где есть подавление и конфликт нет жизни, нет красоты. Начало свободы – это полная беззащитность перед реальностью. Поэтому чем меньше у вас ожиданий, тем больше всего неожиданного может с вами произойти, в том числе, в процессе наших встреч.

"Наработки" и "недостатки", о которых вы говорите – это лишь ваши собственные мифы. Ваш способ развлечь себя, обнадежить и отложить на завтра то, что можно вообще не делать. Все это варианты проявления озабоченности собой, которая имеет более глубокие корни, чем может показаться на первый взгляд. Полное и безоговорочное раскрытие этих корней ведет к цепной реакции, к внутреннему взрыву. Мы же постоянно отвлекаем себя всевозможными практиками, проблемами, неудачами и другой суетой, смыл которой сводится лишь к одному: ни при каких условиях не дать себе заметить очевидного.

После твоих мероприятий сталкиваешься с тем, что результат бывает весьма неожиданным. Неожиданным глобально)... Размывание какое-то в непредсказуемую сторону, именно не аморфное размазывание, а нечто другое по сути. Вот это накопление или, скорее, потеря - она имеет накопительный эффект в плане выравнивания, оздоровления нормальной структуры энергетики?

Ну почему вам обязательно нужно что-то накапливать, в чем-то прогрессировать? Почему всегда мало того, что есть сейчас? Поймите, что в этом и есть наша основная проблема. Мы всегда воспринимаем этот день и час как некую инвестицию в будущее. Будущее интересует нас гораздо больше настоящего. Поэтому мы не способны видеть красоту настоящего. Красота приходит тогда, когда больше ничего не нужно, когда вам вообще не требуется будущее. Только в этом случае красота может раскрыться и полностью разрушить вас, тем самым возродив вас к жизни.

На наших мероприятиях происходит нечто. Это нечто имеет отношение только к тому моменту, в котором оно происходит. Оно не требует продолжения и прогресса. Оно целостно в полноте происходящего. Некое продолжение может развиться из этого. Но ни в коем случае не как результат культивирования и целенаправленных усилий. Продолжение возможно как рост растения из семени: стебель разрушает форму семени, вырастая из него. Все это происходит естественно и не является предметом прогресса, а также гордости и страха, тесно связанных с ним.

Что такое конфликт (не важно, внутренний или внешний) с точки зрения энергетики?

Любой конфликт всегда внутренний. В его основе противопоставление желаемого и действительного. Это противопоставление отсекает нас от действительного, и действительное не может раскрыться сквозь нас во всей своей полноте. В итоге у нас остается только желаемое и некая внешняя давящая сила, которую мы не понимаем и от которой все время пытаемся защититься. В прекращении противопоставления завершение всех конфликтов. Желаемое должно отпустить нас, и тогда действительное начинает совершаться через нас. Но это невозможно через отречение, подавление и сдерживание.

Конфликт – это данность, это наша жизнь. Гармония не в противопоставлении конфликту, а в полном принятии его данности. Тогда конфликт разрешается через нас, через наши мозги, через наше тело. Но мы никогда не позволяем этому случиться, так как никогда не отпускаем контроль над всем этим, поэтому накопленное внутреннее напряжение не имеет выхода.

Корни конфликта в том, о чем мы уже говорили – будущее для нас важнее настоящего. Нам необходимо время как инструмент продолжения опыта, продолжения структуры нашего "я". В этом натужном продолжении таится глубокое насилие над жизнью. Прекращение этого насилия избавляет нас от необходимости иметь будущее, от потребности проталкивать себя в следующий момент. Тогда в полном ненасилии и принятии настоящее обрушивается на нас всей своей сокрушительной мощью, всей своей красотой и нежностью. И только тогда вы ощущаете невыразимую полноту, самодостаточность и "настоящесть" происходящего.

Вот вы говорили о развитии чувствительности, но понимаете это как жадное желание иметь больше ощущений, больше опыта. Вы пытаетесь развивать то, в чем можете продолжаться. А ведь все это прямо противоположно чувствительности. Чувствительность - это особая восприимчивость, которая возможна лишь в полной беззащитности, в полном и разрушительном впускании в себя данности настоящего момента. А это, в свою очередь, возможно лишь тогда, когда вам этого момента полностью достаточно, когда не требуется следующей минуты для того, чтобы быть. Это значит остаться наедине с тем, что есть: без мнения, без желания, без чего бы то ни было вне этого момента. Это и есть познание, и оно стирает ложь во всех формах и проявлениях. Это познание сметает все наши надуманные опоры и ориентиры. И это, заметьте, происходит не по вашему желанию или воле, а вопреки им. А точнее, в полной свободе от желания и воли.

Что ты можешь сказать о самом процессе трансформации? Что это в твоем контексте?

Обычно мы склонны думать, что продолжение жизни – это сохранение формы. Но это лишь привычное мнение, вне которого все как раз наоборот. Продолжение жизни в разрушении формы, в непрерывном рождении нового и завершении старого. Желание – это сдерживание движения жизни во имя временной фиксации формы на определенном временном отрезке. Поэтому любая деятельность, идущая от желания и озабоченности, несет в себе насилие и конфликт. Развитие возможно вне насилия, а это значит, что все ложное должно быть оставлено без требования чего-то взамен. Река жизни подхватывает вас только тогда, когда вы оставляете ложный путь не потому, что где-то есть правильный, а потому что он ложный. Поэтому развитие и трансформация не от желаний и связанных с ними усилий. Единственное, что необходимо – это красота, безмолвие и беззащитность.

Прошло уже несколько ритритов нового формата, более продолжительных по времени и с более-менее подготовленными участниками. Это интересней и плодотворней? Ты будешь оставлять формат для новых участников, или процесс становится более специализированным?)))

Я стараюсь избегать широкой огласки этих мероприятий. На ритритах не происходит ничего такого, что можно было бы пропагандировать. То, что рождается в процессе этих встреч, невозможно описать или оценить. Этим невозможно обладать, и это нельзя унести с собой. Я понимаю, что это непривычно и не совсем понятно, поэтому я не заинтересован в активном расширении группы. Новые люди часто приезжают полные ожиданий, стремлений и озабоченности. Они не хотят освободиться от всего этого. Напротив, они жаждут реализовать это в новых ощущениях, новых знаниях, новых идеях. Они приезжают получать и присоединять к своему "я" новый опыт, новые атрибуты. Все это полностью блокирует в них чувство происходящего на ритрите, и я ничего не могу с этим сделать.

Невозможно силой освободить человека от суеты. И он сам при помощи собственной силы никогда не сможет освободиться. Суета может быть разрушена красотой заката, нежностью весенних листьев, пением птицы. Суету может разрушить чувство тела, рожденное не в усилиях и концентрации, а в полной беззащитности перед движением жизни без выбора и ожиданий. Это и есть чувствительность, то есть степень беззащитности перед силой настоящего момента.

Возвращаясь к участникам, хочу сказать, что дело даже не в том, новый это человек или нет. Подготовленность, опыт, количество ритритов, на которых вы побывали – все это не имеет никакого значения. Принципиально важными являются совсем другие вещи: чуткость, живость, восприимчивость, творчество и умение замечать красоту. Если эти качества присутствуют в человеке и требуют реализации, тогда есть возможность раскрыть их в групповом поле, пропустив через общий "коллайдер". Если же человек нацелен на другое, то все наше мероприятие будет для него потерей времени. Это касается любых участников, не зависимо от их "стажа".

Здесь есть еще один важный момент, о котором хотелось бы сказать. Человек привык жить собственными реакциями. В жизни мы постоянно встречаемся с проблемами, с трудными ситуациями. Приятные вещи тоже случаются с нами. Во всем этом для нас всегда важнее наша реакция, а не само событие, вызывающее ее. Реально существующий конфликт вызывает реакцию дискомфорта, а дискомфорт провоцирует наше бегство. Бегство выражается в том, что мы блокируем чувствительность, формируем мнение вопреки данности и живем этим мнением, а не реальным фактом. В отношении приятных моментов все то же самое: реакция удовольствия для нас важнее того, что ее вызывает, и мы живем этой реакцией, пытаясь продлить ее мыслью.

На ритрите происходит повышение чувствительности независимо от вашего желания и усилий. Как мы уже говорили, чувствительность – это беззащитность, обнаженность перед происходящим. Это значит, что мы заново и во всей полноте встречаемся со всем тем, что привыкли игнорировать, от чего привыкли бежать. Это может быть красота и всепоглощающая радость бытия, а может быть и тотальная ясность всего ужаса, который несет в себе наш образ жизни. И это неизбежно вызывает определенную реакцию в сознании. Если эта реакция для вас важнее происходящего, это спровоцирует лишь новый контур движения озабоченности собой. Вы окунетесь в уныние или, наоборот, будете кайфовать. И все это до тех пор, пока привычный уровень чувствительности не восстановится и не вытеснит все это за границы вашей субъективной жизни. Если же ваши реакции не имеют для вас особой ценности, и вы не пытаетесь их продлить или, наоборот, заблокировать, то обостренное видение, которое их вызывает, проникает глубоко внутрь вас и взрывает вас изнутри. Взрывает не эмоционально, а полной ясностью происходящего, которая разрушает расстояние между вами и тем, что вы видите. И если речь идет о конфликте, он полностью завершается в этом взрыве.

Таким образом, если для участника ритрита собственные реакции важнее того, что их вызывает, то эффектом от ритрита будет лишь повышенная эмоциональная возбудимость, которая, к счастью, со временем вернется на свой нормальный уровень. Если же ценность происходящего – в самом происходящем, а не в реакциях на него, то есть шанс, что какая-то часть того, что мы тянем за собой по жизни, сможет добровольно и окончательно завершиться, ничего не оставив вместо себя. В этом завершении рождение новой жизни. И она будет прорастать и развиваться, заставляя вас замечать то, чего вы раньше не замечали, не взирая на ваши мнения и желания.

 

для тех, кто не читал..
ИНТЕРВЬЮ ПРОЕКТУ Йога Хаоса (первая часть)

Почему не появляются статьи Дениса Зикеева, ведь к ним всегда есть интерес?

Желание делиться никуда не делось. А того, чем можно поделиться, стало намного больше чем раньше. Но только вот, когда утром выходишь из дома и теряешь дар речи перед безмолвной красотой, живостью и величием обычного хмурого утра, понимаешь, что никакая статья не расскажет о способе жизни, выходящем за рамки привычной озабоченности собой. Когда я смотрю на людей, уверенно идущих к поставленной цели с лучшими учителями и методиками, я остро понимаю, что не нужно ничего говорить. Они должны к этим целям прийти и в них умереть, захлебнувшись пониманием тотальной конечности такого пути. Не вижу никакого смысла портить им настроение по дороге .

Существует и другая крайность – публика, у которой обыкновенная озабоченность собой приняла форму стремления к некому просветлению. Их легко узнать по хроническому туману приторного безделья, играм словами, заумным фразам и припадкам липкого фетишизма в зависти к самовыдвиженцам с хорошо подвешенными языками. В этой компании так редки люди, с которыми можно просто поговорить по душам, а сами они настолько разорваны между деланным экстазом и чувством, что где-то они себя поимели, что не до статей им, и не до чего кроме проблем с самими собой.

А самая главная причина в том, что средства монолога себя исчерпали. Чтобы тема была живой, нужен диалог. На крайний случай в форме вопросов, вроде ваших. А манифесты — инструмент агитаторов. Им и флаг в руки.

Как повлияла на тебя пятилетняя практика проведения ритритов? Что лично у тебя это спровоцировало?

Довольно сложно свести весь многомерный объем происходящего к нескольким «отчетным» фразам. Что дало это лично мне? В первую очередь, ни с чем не сравнимую радость эксперимента и новых открытий. Еще интерес от контакта с людьми на уровне, выходящем за рамки нормального социального общения. Из полезных навыков – четкость и ясность собственных внутренних действий и чистоту чувства происходящего. Но вообще ритриты – это штука живая, многогранная, и сейчас они мне интересны в той же степени, что и в самом начале, несмотря на то, что за это время радикально изменились их качество, энергия и общее настроение.

Есть ли у постоянных участников прогресс, с твоей точки зрения, и отслеживаешь ли ты их как-то по жизни после окончания мероприятия?

Попробуйте посмотреть на природу глазами самой природы, а не привычным замкнутым взглядом человека. Имеет ли слово «прогресс» отношение к чему-то живому, или это лишь способ ограниченного сознания ориентироваться в таких же ограниченных лабиринтах собственных заблуждений? Суть ритритов не в прогрессе, а в познании. Познание тотально. Это взрыв, ценность и смысл которого не существуют вне момента этого взрыва. Это чувство может быть острым или фоновым, коротким или затяжным, но оно радикально и окончательно. Мне не интересно измерять людей и их прогресс. Мне интересны сами люди, интересно понимать их во всей доступной мне глубине. И постоянные участники – это те, кому это тоже хотя бы от части интересно. А как все это реализовать на практике в живом общении – для меня это всегда было не важным, и как-то все выстраивалось само собой.

С другой стороны, внутренние открытия меняют человека, привнося в раствор его сущности новые составляющие. Они могут проявляться едва заметно, не сразу, но тем не менее, это уже новая сущность. Не то, чтобы я кого-то «отслеживал», но многие из тех, кто сейчас регулярно приезжает, стали моими друзьями. Насколько они себя ощущают другими людьми, по сравнению с тем, какими были раньше – не знаю, не спрашивал. Это их личное дело, их собственное творчество.

Почему народу сейчас становится меньше — тема перестала быть актуальной или просто люди уходят от попыток изменить свой способ восприятия?

Ритриты – это живой организм. А живому организму свойственны определенные ритмы, присуща естественная пульсация. Да, сейчас такой период, когда происходящее приняло очень камерный характер, и больше напоминает встречи друзей, нежели организованные семинары. Мне эти изменения приятны, так как я всегда больше любил неформальное общение в узком кругу, чем спортивно-массовые мероприятия.

Что касается людей, не думаю, что в целом как-то изменился общий вектор их устремлений. Другое дело, что в разных областях становится все больше специалистов, которые с печальной неизбежностью заводятся на теле любого живого начинания и постепенно умертвляют его, пережевывая и переваривая в сладковатое бессмысленное желе. А этим желе, в свою очередь, питаются бесчисленные толпы дилетантов, растаскивая продукты чьей-то жизнедеятельности по душным закоулкам собственной правоты. Мне бы не хотелось, чтобы на том, что я делаю, построилась такая цепочка. Поэтому стараюсь ограждать ритриты от внимания заинтересованных масс. К счастью, этот интерес редко бывает постоянным, и вектор его давно ушел в другие области, так что, наши встречи, надеюсь, модными уже не станут.

По идее, с практикой, чем человек меньше напрягается внутренне, проблем во внешнем должно становиться меньше — у самого человека хотя бы меняется отношение к проблемам. Ну, а практически все становится еще сложнее — либо заваливает в отмороженность, либо частые депрессии — с этим многие сталкиваются. Прокомментируй, пожалуйста.

Комментарий напрямую вытекает из вашего вопроса. Если жизнь человека не становится гармоничнее, значит фактически он сам не становится мягче, под какими бы лозунгами он ни практиковал. Почему так происходит? Потому мы привыкли видеть цель и средства как отличные друг от друга вещи. На пути к гармонии мы не замечаем, что каждый наш шаг пропитан жестким догматизмом собственных убеждений. Наша жизнь – сумма наших шагов и всего, что они собой представляют. Вот и получается, что если отбросить ширму высоких идеалов, то на поверку процветают тупость, подражание, лицемерие и цинизм. От них то и идут все эти депрессухи и отморозы.

Довольно легко какое-то время ощущать полноту жизни, будучи захваченным благородной целью. Намного сложнее жить без цели, без мнения и без опоры, и при этом не скатиться в пассив и прозябание. Для этого необходима максимальная открытость и свежесть восприятия, а также непрерывное пламя творчества, сжигающего без остатка ороговевшие оболочки нашей сущности. Такой подход к жизни никогда не приводит к тоске и унынию, а сложность некоторых ситуаций лишь мобилизует творческий потенциал.

Опытная часть - это когда вся группа во главе с тобой движется в неком направлении, т.е. это процесс наблюдения или познания себя… Коллективный разум здесь играет какую либо роль? Легче двигаться группой, чем самому.

Одним из основных фундаментальных элементов нашего знания реальности является постулат локального бытия. Для нас наше сознание локально, наша жизнь в ее субъективном ощущении локальна, и на этом держится все наше мировоззрение. В основе нашей картины мира – знание собственных границ. На этом уровне наше «я» – это знание того, где «я» заканчиваюсь и начинается все остальное.

Эксперименты, которые происходят на ритритах, подвергают сомнению эти знания, а следовательно подвергают сомнению фундамент устойчивой картины мира и основной принцип стабильности нашего «я». Причем не умозрительно, не философски, а самым, что ни на есть, практическим способом. В результате, а точнее, в процессе этих экспериментов, происходят частые «разрывы» в локальных непрерывностях жизней многих участников. Это приводит к зарождению реального поля коллективного присутствия, коллективного бытия. Оно напоминает неоднородный раствор, с переливами качеств участников этого поля.

В силу своих особенностей, это коллективное поле качественно превосходит простую сумму всех его «доноров». И оно освежает, обновляет сущности тех, чьи жесткие границы хоть не на долго размягчились, впрыснув в общий котел небольшую дозу бытия.

Ради этого эффекта и имеет смысл проводить групповые мероприятия. Но это не значит, что самостоятельная работа менее эффективна. Дело в том, что «котел» существует всегда и в нормальной жизни. В нем смешиваются жизни животных, растений и много еще кого, кроме человека. Вернее, человеческая жизнь тоже в нем растворена, но только лишь бессознательная ее составляющая. В силу жесткого раскола на сознательную сущность и «все остальное», человек не смешивается с природой. Он жив, но ведет себя как неживой объект, знает себя неживым объектом, и механическую деятельность этого неживого объекта называет жизнью. Но если вдруг человек начинает на практике «тестировать» собственные границы, там снаружи всегда есть нечто, готовое встретить его и растворить в себе. Разница лишь в том, что на ритритах это нечто более активно.

Практические инструменты для работы для тех, кто еще не заюзан всеми эзотеричесими практиками? С чистого листа проще.

Пожалуй проще, только где взять этот чистый лист в готовом виде? Обычно либо человек еще просто не готов к шагу в неизвестное, либо чувство ограниченности его мира уже толкнуло его в какую-то религиозную или эзотерическую среду.

Что же касается инструментов, то я бы во главу угла поставил умение наблюдать. Наблюдать – это значит смотреть на вещи без опоры, без мнения, без ожиданий, без подложки и двойного дна. В чистом наблюдении рождается истина, рождается прозрение. Чистота наблюдения – это когда вы пропускаете то, что видите сквозь себя, сквозь все свое нутро, никак не защищаясь и не спасаясь в устойчивом мире мнений, ничего не желая и не ожидая. Это значит, нужно любить то, что вы познаете, без оценки и тени отношения к этому. Наблюдение – это полная беззащитность перед наблюдаемым, и в то же время, полная свобода от него и от самого себя.

Не уверен, что это можно считать «инструментом». Слишком функционально это слово. Если уж говорить совсем прагматично, то важным инструментом является способность замечать происходящее на фоне. Именно фон несет в себе наиболее важную и правдивую информацию.

Есть ли смысл заниматься одновременно у Дениса Зикеева и В.Долгачева? Эта тема сейчас набирает обороты — многие нашли панацею в том, что делает В.Долгачев…

Имеет смысл заниматься тем, что интересно. Тем, что захватывает, дразнит, не дает покоя. Имеет смысл идти таким путем, когда в каждый промежуточный пункт приходит совсем другой человек. Кто встретится на разных этапах этого пути, тот и встретится, будь это Зикеев, Долгачев или еще кто-то.

Но это не панацея. И уж точно не имеет смысла прикидывать, на какую лошадь поставить. Это не скачки, и ставки ваши гарантированно прогорят. Поймите, что раз уж человек начал чем-то делиться, это значит он открыл что-то настолько нетривиальное, что возникает потребность разделить это с кем-то. А для этого этот «кто-то» должен сам в себе эту штуку открыть, пусть даже и с помощью другого. Нужно самому сделаться таким же экспериментатором и совершить хоть маленький шажок в неизвестность. Именно в неизвестность, а не туда, где уже кто-то побывал, все об этом рассказал и постелил там соломки. Такое движение лишь удаляет вас от предмета, хоть даже вы формально и выполняете все предписания.

Выше индивидуального творчества находится творчество коллективное. В этом смысл и цель публичных мероприятий, во всяком случае моих. Но любую творческую натуру выворачивает от прилежных последователей, добросовестно записывающих и выполняющих все инструкции. Продуманный прагматичный подход убивает все это на корню.

То, что делает Володя, уникально. Это настолько уникально, что не поддается никакой оценке. Невозможно назвать это чем-то полезным или правильным, настолько это выходит за рамки всех возможных представлений о человеческой природе. Но для того, чтобы хоть немного прикоснуться к этому, нужно самому в себе создать нечто другое, новое, невозможное. Перефразируя известную поговорку, если не можешь сам сделать шаг в неизвестное, ползи, или хотя бы лежи в этом направлении. Тогда Володя будет в тему. Большинство же людей, наоборот, рассматривают его как новую опору, более надежную, более проверенную. Хотят через него стабилизировать и укрепить свой перекошенный мир. Не выйдет. С позиции ведущего занятие это выглядит, поверьте, тоскливо и бессмысленно. Нужны живые люди: свежие, возможно, несогласные, которые могут поспорить от собственного опыта, а не от заученных теорий. Крайне необходимы те, с кем можно сыграть в одно касание, а не роботы, прилежные и однонаправленные, выполняющие инструкции, озабоченные собой и рассказывающие направо и налево, что эта система самая лучшая. С такими каши не сваришь, и Владимир Васильевич, думаю, здесь со мной согласится.

Есть ли смысл вообще заниматься этим – самопознанием, пытаться перестроить способ восприятия, ведь это даже физиологически сомнительно и на это можно потратить всю жизнь, а «ответа» так и не получить? Ведь все люди хотят бонусов.

Насчет смысла и бонусов я ответил в предыдущем вопросе, а насчет восприятия и его перестройки могу сказать вот что.

Когда предметом работы являются восприятие и сознание, возникает колоссальная проблема с самим способом работы. Мы привыкли иметь дело с внешними объектами и явлениями. Внешними, по отношению к наблюдателю, центру действия. Мы умеем осознавать что-то только как нечто внешнее по отношению к нашему «я». Сюда относятся и явления нашего внутреннего мира: ощущения, мысли и т.п. То есть, несмотря на то, что мир – внутренний, он осознается как внешний по отношению к наблюдателю этого мира. Поэтому то, что мы называем внутренними миром, является, скорее имитацией внутреннего мира, а не им самим. Сам же внутренний мир целиком находится вне поля осознавания и, следовательно, вне поля сознательных действий.

Еще дальше от нашего функционального осознанного «пятна» находятся такие фундаментальные вещи, как восприятие и сознание как таковое. Поэтому, для того, чтобы появилась реальная возможность что-то делать с восприятием, нужно родить другой способ действия, не разделенный на субъект и объект. Поскольку в этом способе субъект отсутствует как локальная единица, этот другой способ действия подразумевает другой способ бытия, присутствия. А это, в свою очередь, становится возможным только тогда, когда незыблемость каркаса этого мира подвергается творческому исследованию и тестированию. Ну и так далее.

Да, все хотят получить какое-то новое восприятие, новые впечатления, новые возможности. Но для этого нужно пожертвовать теми опорами, которые делают нас сами собой. А это уже шаг радикальный и опасный, с непредсказуемым результатом. Это прекращение существования личности как самостоятельной осознающей единицы, со всеми ее увлечениями, надеждами и озабоченностью. Никакая разумная мотивация не заставит человека сделать и шагу в этом направлении. Этого просто невозможно хотеть. Это вне оценок, вне прогресса в чем бы то ни было. Единственная сила, которая может тащить человека в этом направлении сквозь страх и попытки съехать в сторону – это жажда познания, жгучий интерес узнать, есть ли что-то там, в сумерках реальности и возможна ли жизнь вне привычного нам мира.

Твое отношение к тем, кто у тебя занимается — кто они для тебя? Просто способ реализовать свое исследование или все же люди со своими проблемами? Ты испытываешь к ним теплые чувства?

Эти люди – мои друзья, коллеги, партнеры, попутчики, если хотите. Мне доставляет радость общение с ними вне совместной работы. Всегда находятся общие интересные темы, никак не связанные с занятиями.

Что касается проблем, то они возникают тогда, когда мы не успеваем влёт реагировать на изменения в жизни. Жизнь активна и непредсказуема. Мы можем быть адекватны и гармоничны лишь в той степени, в какой сами сливаемся с жизнью и несем в себе эти ее качества. Проблемы – это остаток нас самих, не растворившийся в жизни. Это ил, оседающий на дно наших душ. А происходит это по причине нашего хронического бегства от жизни в стабильные, управляемые и предсказуемые сферы, надуманные и высосанные из пальца. Вот и получается, что чем активнее мы бежим от проблем, тем больше их становится. Но это уже другая тема, к вопросу отношения не имеет.

(с) спрашивала Ирина Берсенёва


main